Дело об изнасиловании зэков швабрами в саратовской больнице пытаются заморозить

Дело об изнасиловании зэков швабрами в саратовской больнице пытаются заморозить

430

Больше года прошло со скандала с пытками в Саратовской тюремной туберкулезной больнице №1, которая стала символом расчеловечивания. Напомним, что в Сеть попали жуткие фото, на которых осужденных избивали и насиловали швабрами.

Один из тех, кто был официально признан потерпевшим, - бизнесмен и бывший помощник депутата Госдумы Александр Мухортов. За минувший год его так и не опросили, потому что «не смогли выяснить его местонахождение». Мухортов все это время был и сейчас продолжает находиться за решеткой. «Как можно потерять жертву пыток в системе ФСИН?», - наверняка удивитесь вы, и будете правы.

А еще суд отказывается менять ему режим (вместо колонии — принудительные работы), поскольку у него есть взыскания. Казалось бы, что тут скажешь. Но фокус в том, что эти взыскания наложены на него в период его пребывания в пыточной ОТБ теми тюремщиками-садистами, которые находятся сейчас под следствием.

История Мухортова объясняет, почему жертвы пыток не хотят давать показаний и даже просто жаловаться.

Напомню, как развивались события. Обозреватель «МК», член СПЧ, в октябре 2021 года нашла одного из пострадавших от пыток в Саратовской ОТБ-1, который согласился рассказать о том, что происходило в больнице. Мы опубликовали большое интервью с ним, причем с указанием фамилии (и это был в то время единственный человек, не побоявшегося называть свои ФИО).

Александр Мухортов оказался ценнейшим свидетелем по делу о пытках. Дело в том, что, находясь в ОТБ-1, он составил (и в итоге смог передать на волю, рискуя жизнью) списки садистов: осужденных- «активистов» и  сотрудников, а также   представителей надзирающих инстанций, которые не могли не знать о «кровавом синте» (так его называли).

После нашего обращения к руководству ФСИН и СК,  к Александру приехали сотрудники управления собственной безопасности службы исполнения наказаний  и  опросили.  В  ноябре прошлого года он  получил официальный статус потерпевшего (документ в распоряжении редакции — прим. автора) по одному из уголовных дел о пытках (всего их было возбуждено несколько, некоторые расследует Центральный аппарат СК, а некоторые  - Саратовское управление).

Но в Саратовской колонии, куда его перевели из ОТБ, Мухотову мстили: накладывали взыскания одно за другим. По нашей просьбе Мухортова перевели из Саратовской области в Краснодарский край, где живут его родственники.  Долгое время о его судьбе нам  не было ничего не известно. Но мы были уверены —  все показания он дал, с ним все в порядке (а как могло быть иначе с учетом резонанса, который вызвала публикация с его жуткими откровениями?!).

В Краснодарской колонии Мухортов работал и даже занимался творчеством: записывал аудиосказки для детей (это первый подобный проект за решеткой). Но оказалось, что расследование не сдвинулось с мертвой точки.

- Дело, где он признан потерпевшим, провалялось в следственном отделе, - рассказывает адвокат Андрей Обыденов. -  Он  до настоящего времени не допрошен.  Когда я поинтересовался у саратовских следователей, как такое могло произойти, мне ответили, что Мухортов убыл из Саратовской области и найти его не могут. Вот так взяли и «потеряли».  Дело в следственном отделе просто провалялось 10 месяцев.  Только на днях Мухортова  допросили в качестве  свидетеля по  другому уголовному делу, который находится в центральном аппарате СК.  Вот так.

Полгода назад подошел срок, позволяющий заменить Мухортову колонию на исправительные работы. Но суд отказывается это делать, требуя  постановление о снятии взыскания.

- Три взыскания в ОТБ на меня наложили  тогдашний начальнику больницы  Павел Гаценко и  начальник  отдела безопасности этого же учреждения Сергей Мальцев, - рассказывает сам Мухортов (позвонил из колонии по легальной телефонной связи). - Еще три  - в Саратовской колонии, куда перевели из ОТБ. Мальцев и Гаценко под следствием, они арестованы. Выходит, их «взыскания» все еще имеют силу.  Саратовская прокуратура не спешит их снимать, несмотря на все мои обращения. Значит, они покрывают садистов?

Хочется верить, что дело о пытках в  Саратовской ОТБ  все же окончательно не  предано забвению. Но точно есть сомнения в его эффективном расследовании, раз до сих пор не опрошены потерпевшие.   Не так давно в Москву доставили двух санитаров Саратовской ОТБ-1 — Сергея Линкевича и Виктора Шеянова. В период пыток они были осужденными, принимали непосредственное участие в издевательствах над больными арестантами. Оба обвиняются  по 132 УК РФ «насильственные действия сексуального характера». Одного из санитаров я в качестве члена ОНК навестила в СИЗО №4 «Медведь» совсем недавно. Содержался в камере-одиночке, потому что иначе гарантировать его безопасность никто не может (заключенные ведь не любят тех, кто пытал  таких же, как они). Но даже он пожаловался,  что никаких следственных действий не проводится и  что все дело как бы «заморозилось».

Авторы: