Отсрочка наказания и порванное дело: уголовные позиции ВС за февраль

Отсрочка наказания и порванное дело: уголовные позиции ВС за февраль

319
https://www.ridus.ru/news/38607.html

Верховный суд призывает нижестоящие инстанции быть гуманнее и позволять отсрочить наказание для родителей несовершеннолетних детей, которые впервые совершили преступления и раскаялись. Еще уголовная коллегия объяснила, почему не стоит оправдывать обвиняемого, который порвал материалы своего дела в СИЗО. Кроме того, ВС подчеркнул: обвиняемого нельзя осуждать за то, что ему не вменялось. Благодаря этому удалось оправдать фигуранта экономического разбирательства.

Оправдание для бизнесмена
Суды часто переквалифицируют уголовные дела на похожие составы преступления, когда не хотят выносить оправдательный приговор либо возвращать уголовное дело прокурору, говорит Алексей Лежников, адвокат ЗАО «Сотби» С этим и столкнулся Виктор Кабанов. Он руководил ООО «ОРС», которое занимается поставками продуктов питания. На балансе фирмы значился Toyota Land Cruiser, купленный почти за 2 млн руб. Осенью 2015 года бизнесмен от лица компании продал этот внедорожник своей дочери за 150 000 руб. Столь низкая цена объяснялась тем, что авто попало в аварию и не подлежало восстановлению. Тем не менее силовики инкриминировали Кабанову особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК).

Первая инстанция приговорила его к двум годам лишения свободы условно. Апелляция решила, что в действиях обвиняемого был другой состав преступления — злоупотребление служебными полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК). Санкт-Петербургский городской суд переквалифицировал действия предпринимателя, назначил ему полгода исправительных работ и освободил от наказания за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Кассация согласилась с таким выводом.

Верховный суд отменил акты нижестоящих инстанций и оправдал Кабанова за отсутствием состава преступления (дело № 78-УД22-36-КЗ). ВС пояснил: обвиняемого неправомерно осудили за то, что ему не вменялось. Нижестоящие суды вменили топ-менеджеру фирмы наступление последствий, которые в обвинительном заключении не указывались. То есть подсудимый не мог доказать свою невиновность в этой части, тем самым оказалось нарушено его право на защиту, объясняет руководитель уголовно-правовой практики юрфирмы Ялилов и Партнеры Рустам Губайдуллин.

Спорная квалификационная ситуация, возникшая в рассматриваемом деле, довольно распространенная. Но редко когда аналогичные уголовные разбирательства заканчиваются оправданием осужденного из-за отсутствия в его действиях состава преступления. Поэтому такое решение ВС можно назвать исключительным.

Владимир Китсинг, управляющий партнер АБ «Китсинг и партнеры»

Судебный штраф вместо уголовки
Когда гражданина впервые привлекают к уголовной ответственности за преступление небольшой или средней тяжести, а тот возмещает ущерб или каким-то другим образом заглаживает вред от своих действий, то ему можно назначить судебный штраф.  Это — не наказание в чистом виде, а мера уголовно-правового характера, которая освобождает от уголовной ответственности, поясняет Артем Саркисян из адвокатского бюро Забейда и партнеры

Штраф назначили и Людмиле Логуновой, которая возглавляла Центр занятости населения Усть-Таркского района Новосибирской области. Она стремилась демонстрировать высокие показатели своей работы. В частности, что ее учреждение успешно выполняет задачи, которые указаны в правительственной «Спецпрограмме профессионального обучения и дополнительного профессионального образования граждан предпенсионного возраста». Для этого Логунова нашла двух граждан предпенсионного возраста, которых якобы отправила учиться в Татарский политехнический колледж. На их образование из регионального бюджета выделили 69 000 руб., хотя фактически эти граждане не ходили на занятия и не сдавали экзамены. Когда о преступной схеме стало известно, Логунову обвинили в превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК). После чего чиновница добровольно возместила нанесенный государству ущерб, извинилась и сделала благотворительные пожертвования двум детским садам. Первая инстанция учла это, потому удовлетворила ходатайство адвоката обвиняемой прекратить уголовное преследование Логуновой и назначить ей судебный штраф в размере 50 000 руб. Апелляция согласилась с таким выводом.

Но кассация отменила акты нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Татарский районный суд Новосибирской областиВосьмой кассационный суд общей юрисдикции отметил: возмещение ущерба Логуновой и ее благотворительные выплаты «не свидетельствуют о снижении общественной опасности содеянного и не дают оснований считать, что обвиняемая загладила вред, причиненный интересам общества и государства».

ВС с таким подходом не согласился и отметил, что выводы первой инстанции мотивированы, а преступления против госвласти и интересов госслужбы не мешают прекратить уголовное дело и назначить судебный штраф. При этом уголовная коллегия ВС подчеркнула: размер такой санкции не может превышать половину максимального размера, который предусматривает статья УК, инкриминируемая обвиняемому. По ч. 1 ст. 286 УК это не более 40 000 руб. Именно столько ВС и обязал заплатить Логунову (дело № 67-УД22-30-К8).

В таких случаях заглаживанием вреда могут считаться и благотворительность, и возмещение ущерба, и принесенные потерпевшему извинения, говорит партнер адвокатского бюро Казаков и партнеры Ирина Щербакова: «В нашей практике нередко суды принимали подобные решения, основываясь только на принесенных потерпевшему извинениях, расценив эти действия как достаточные».

Отсрочка наказания
Отец двух несовершеннолетних детей Дмитрий Филатов, будучи пьяным, не справился с управлением и на своем авто врезался в остановку. В той аварии погибла его жена, которая находилась вместе с ним в машине.

Нижестоящие инстанции признали Филатова виновным по ст. 264 УК («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств») и приговорили к трем годам в колонии-поселении. ВС посчитал, что в этой ситуации водителю можно отсрочить наказание, иначе двое малолетних детей окажутся в детдоме после смерти матери. Уголовная коллегия ВС учла положительные характеристики водителя и постановила отсрочить реальное отбывание наказания Филатовым до момента, когда его старший сын достигнет четырнадцати лет (дело № 51-УД22-17-К8).

Аналогичное решение ВС вынес и в деле Анны Печуркиной. Ее приговорили к пяти годам колонии за покушение на незаконный сбыт наркотиков в крупном размере. Судьи ВС призвали учесть, что обвиняемая совершила преступление впервые, имела положительные характеристики и воспитывает ребенка, у которого несколько хронических заболеваний (дело № 89-УД22-22-К7).

ВС справедливо поправил нижестоящие суды и учел конкретные обстоятельства дел, считает старший партнер Адвокатское бюро ZKS Андрей Гривцов: «В обоих делах речь шла о признании вины и реально тяжелой семейной ситуации, связанной в первом случае с наличием двоих детей, которые разлучены с единственным родителем, а во втором — с болезнью ребенка».

Поддельная регистрация
Роману Ли присудили 460 часов обязательных работ за подделку документов (ст. 327 УК). Такой состав ему инкриминировали за то, что обвиняемый предъявил суду поддельное свидетельство о временной регистрации в Москве. При этом нижестоящие инстанции не выяснили, как такой документ оказался у обвиняемого.

ВС отменил акты столичных судов и указал, что в таких решениях должно быть подробное описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого. Кроме того, судьи ВС призвали изучить основания для прекращения производства из-за его малозначительности (дело № 5-УД22-159-К2).

Порванное дело
Александру Иванову первая инстанция присудила 400 часов обязательных работ за то, что он порвал материалы дела, находясь в СИЗО (ч. 2 ст. 294 УК). Апелляция отменила ему этот приговор и оправдала, cославшись на то, что действия обвиняемого не привели к утрате документов, поскольку бумаги подлежат быстрому восстановлению. Кассация подтвердила этот вывод.

ВС не согласился с такой трактовкой, указав, что уничтожение любых процессуальных документов, вне зависимости от мотивов виновного, образует объективную сторону вмешательства в работу следователя с целью воспрепятствования всестороннему, полному и расследованию дела (дело № 45-УДП23-5-К7). Судьи ВС отменили акты нижестоящих инстанций и передали дело на новое рассмотрение в Свердловский областной суд (пока еще не рассмотрено).

Вмешательство в деятельность следователя (ч. 2 ст. 294 УК) может быть в любой форме, включая уничтожение материалов уголовного дела, отмечает партнер Адвокатское бюро «Q&A» Виктор Ушакевич. При этом не имеет значения, наступил ли для обвиняемого желаемый результат или вообще какие бы то ни было последствия, добавляет эксперт.

Источник:https://pravo.ru/story/245660/