Судьи спешат и путаются в выборе исправительных учреждений

Судьи спешат и путаются в выборе исправительных учреждений

617
https://www.rod-pravo.org/wp-content/uploads/2015/10/%D1%81%D1%83%D0%B4-802x490.jpg

Осужденным, которых из-за ошибки суда направили в колонии с более жестким режимом, чем следовало, пересчитают сроки наказания по льготным коэффициентам. К примеру, один день тюрьмы или колонии строгого режима будет засчитан за полтора дня колонии общего. Соответствующую инициативу одобрили в Правительственной комиссии по законопроектной деятельности. По словам экспертов, с одной стороны, речь идет о серьезной гуманизации, позволяющей ускорить освобождение заключенных. Однако есть мнение, что путаницу с выбором исправительных учреждений (ИУ) можно было бы устранить, если доверить эти вопросы компьютеру.

Поправки, подготовленные Минюстом России, позволяют пересчитывать срок отбывания наказания в колонии более строгого режима при переводе заключенного в более мягкие условия.

Как поясняют эксперты, суды нередко ошибаются в выборе ИУ и помещают осужденных в колонии с более жесткими условиями содержания по преступлениям небольшой тяжести. Известны случаи, когда за нарушение правил дорожного движения человека отправляли на общий режим вместо колонии-поселения. Но даже если такие решения удается оспорить в кассационной инстанции, действующие нормы не предусматривают компенсации за время, ошибочно проведенное в более строгих условиях изоляции от общества. Поскольку в ст. 72 УК говорится лишь о льготном перезачете времени, проведенного под стражей до вступления его приговора в законную силу. Недавно Конституционному суду пришлось четко разъяснять, что если осужденный по ошибке содержался в учреждении более строгого режима, чем это установлено приговором, такая посадка и должна засчитываться в общее время отбывания наказания.

Как пояснила «НГ» адвокат МКА «Центрюрсервис» Екатерина Тютюнникова, проект предлагает засчитывать время, которое осужденный ошибочно провел в более строгом исправительном учреждении. Если суд изменит вид исправительного учреждения на менее строгий, зачет будут рассчитывать так: день в тюрьме, колонии особого или строгого режима – за полтора дня в колонии общего режима или два дня в колонии-поселении. Один день отбывания наказания в колонии общего режима будет засчитываться за полтора дня в колонии-поселении. Благодаря чему общий срок наказания сократится.

Правда, по словам Тютюнниковой, далеко не все приговоры обжалуются в кассационном порядке, следовательно, некоторые ошибки не будут устранены. Эксперт добавила, что у судов давно возникали вопросы, связанные с применением ст. 72 УК РФ. В 2019 году Президиум Верховного суда РФ разъяснил, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3, 3.1, 4 ст. 72 УК в срок лишения свободы по правилам, предусмотренным в ч. 3.1 ст. 72 УК, засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.

«Но часть 3.1 ст. 72 УК РФ предусматривает лишь зачет времени содержания под стражей до вступления приговора в законную силу в срок лишения свободы, применяемого на основании вступившего в силу приговора», – поясняет Тютюнникова. Поэтому указанное положение в дальнейшем стало предметом рассмотрения в КС и было признано не соответствующим Конституции.

По словам управляющего партнера КА Pen & Paper Алексея Добрынина, действующий закон предусматривает только порядок пересчета времени, проведенного в СИЗО до вступления приговора в силу.

Хотя на практике нередко пересматриваются и приговоры, вступившие в силу, когда осужденный уже не находится в изоляторе. Конкретный пример рассматривался в КС, «решение которого в итоге послужило основанием для данной законодательной инициативы». Жителя Псковской области в 2020 году приговорили к пяти годам колонии за вождение в нетрезвом виде, но в 2022-м кассационный суд заменил место отбывания наказания на колонию-поселение. Время нахождения под арестом до решения суда было засчитано осужденному по формуле один день за два дня лишения свободы. А срок, проведенный в колонии, который длился больше года, остался неучтенным, поскольку правила ст. 72 УК РФ его не предусматривают.

КС признал наличие пробела в законодательстве «ввиду отсутствия формулы зачета времени, проведенного в более строгих условиях содержания».

В этом смысле предлагаемые поправки приведут к более справедливому назначению наказания при изменении приговоров, убежден Добрынин. Он заметил, что если обратиться к обзорам судебной практики по уголовным делам, которые публикует Верховный суд, то получится, что до половины случаев пересмотра приговоров приходится на ошибки, связанные с назначением наказания. Нельзя сказать, что вышестоящие суды его часто смягчают. Но изменение вида ИУ, в том числе из-за отсутствия в приговорах надлежащего обоснования принятого судом решения, «происходит нередко». Формально наказание остается прежним, – лишение свободы на такой-то срок, – но «объем правоограничений для осужденного сильно зависит от вида исправительного учреждения». Именно поэтому предлагаемые инициативы позволят повысить защиту прав осужденных к лишению свободы в случаях исправления ошибок, допущенных нижестоящими судами, заключил собеседник «НГ».

Между тем, как говорит федеральный судья в отставке Сергей Пашин, стоило бы задаться вопросом – почему суды вообще допускают подобного рода ошибки? Ведь вид исправительного учреждения напрямую зависит от квалификации и категоризации совершенного преступления, поэтому выбор неправильного режима – это «скорее небрежность технического рода». Эксперт объясняет это спешкой и нежеланием лишний раз заглянуть в УК.«Так ведь конвейер, когда там разбираться, да и незачем. Судьи поставлены в положение, когда они должны отписывать приговоры, этим они отчитываются», – заметил Пашин. Если судья сомневается в выборе учреждения, ему выгодней назначить более строгий режим, говорит собеседник «НГ».

Поскольку по действующему законодательству кассационная инстанция может самостоятельно смягчить приговор, а ухудшить его она не вправе. Для этого нужно направлять дело на новое рассмотрение. «Показатель по изменениям приговоров для судьи первой инстанции, конечно, тоже нерадостный момент. Но это лучше, чем показатель по отменам», – подчеркнул эксперт.

По словам Пашина, законодатели борются с последствиями, хотя давно можно было создать компьютерную программу, которая бы выявляла формальные ошибки судей при расчетах сроков наказания и выборе исправительного учреждения. Тогда бы и не потребовались поправки. «Проблема в том, что у нас цифровизируют не то, что нужно», – подытожил Пашин.

Источник: https://www.ng.ru