Татьяна Потяева: чаще всего в аппарат омбудсмена обращаются из СИЗО

Татьяна Потяева: чаще всего в аппарат омбудсмена обращаются из СИЗО

127
СИЗО «Лефортово». Фото: Антон Белицкий / Коммерсант
День прав человека празднуется международным сообществом ежегодно 10 декабря. В преддверии праздника уполномоченный по правам человека в Москве Татьяна Потяева рассказала в интервью РИА Новости о том, какие обращения чаще всего поступают в аппарат омбудсмена, много ли пропавших военнослужащих из столицы удалось найти, как обстоят дела с перелимитом в СИЗО, и над какими инициативами она будет работать в ближайшее время. Беседовала Ольга Овчинникова.
– Татьяна Александровна, сколько обращений в этом году уже поступило в аппарат омбудсмена? Чего чаще всего касались эти обращения? И кто чаще обращался?
– На сегодняшний день поступило 4 242 обращения. Обычно на конец года бывает порядка 5,5-6 тысяч обращений, но впереди еще целый месяц. Если сравнить этот показатель с периодом начала декабря в предыдущие годы, то количество обращений увеличилось, это произошло, скорее всего, за счет того, что к обычным обращениям прибавились обращения, связанные со специальной военной операцией, от семей, от самих участников специальной военной операции, от тех, кто находятся в поиске своих родных и близких. Общее увеличение произошло в пределах 10%.
Больше всего в аппарат уполномоченного обращаются женщины. Из общего числа обращений 2608 человек – женщины, 1479 человек – мужчины.
Наибольшее количество обращений поступило из московских следственных изоляторов от подозреваемых, обвиняемых – 466 таких обращений поступило в наш адрес. Многодетные семьи обращались к нам по разным вопросам, в основном по вопросам социальной поддержки, расширения функционала материнского капитала, обучения в образовательных учреждениях, питания, всего порядка 200 человек. Также к нам обращались лица с ограниченными возможностями здоровья, среди основных вопросов – работа медико-социальной экспертизы, пересмотр инвалидности либо первоначальное присвоение группы инвалидности. Их волнует также тема доступной среды в городе, особенно в метрополитене, хотя поступают и благодарности, что в этом виде транспорта сегодня работает группа волонтеров, которые помогают инвалидам перемещаться внутри метро. И, конечно, участники СВО – таких обращений мы получили в этом году 300.
– Есть ли динамика по обращениям, стало их меньше или больше за последние годы? Меняется ли структура обращений?
– Меняется. Если говорить о следственных изоляторах, эта тема всегда занимает первые позиции. Естественно, когда люди попадают в следственные изоляторы, у них происходит стрессовая ситуация, резко ухудшается состояние здоровья, часто те функции здоровья, на которые не обращали раньше внимание, в следственном изоляторе могут получить кризисное развитие. Поэтому из СИЗО поступает очень большое количество обращений именно по вопросам медицинского обеспечения.
На втором месте стоят жилищные вопросы. Жилье всегда волновало и волнует москвичей, особенно вопросы, связанные с реновацией и территориями Новой Москвы.
А остальные показатели от года к году изменяются. Например, раньше было много обращений по вопросам здравоохранения, но в последние годы мы видим тенденцию, что количество этих обращений постоянно снижается. Аналогичная тенденция прослеживается и в отношении обращений по вопросам социальной защиты населения. Если брать социальную сферу, то наибольшее количество обращений всегда было от людей пожилого возраста, их волновали разные позиции, начиная от пенсионного обеспечения и правильного начисления пенсии, заканчивая формами социальной поддержки, которую они получают от государства. Но в последние годы с развитием программы "Московское долголетие", в которую вовлечены пенсионеры нашего города, количество таких обращений уменьшается. В ковидный период было, конечно, огромное количество обращений по вопросам образования, так как дети ушли на онлайн обучение, и тогда эти вопросы превалировали над всеми другими. Сейчас количество обращений по вопросам организации образования тоже снижается, но вместе с тем этот блок вопросов стоит на несколько ступенек выше, чем здравоохранение и социальная защита. Во-первых, потому что наши родители активные и беспокоятся за своих детей. Во-вторых, нужно понимать, что сегодня идет и перестройка нашего образования, и новые учебники появляются, и новые подходы к воспитательной работе в школе. Конечно, родители не всегда просто жалуются, а обращаются в аппарат уполномоченного за разъяснением тех или иных позиций, тех или иных программ и проектов, которые реализуются в образовательных организациях. Нужно еще отметить, что большое количество обращений поступает по различным конфликтным ситуациям между детьми в классе, когда школьный психолог или администрация не в полной мере могут оказать помощь. Но вместе с тем должна сказать, что приблизительно на одинаковом уровне обращения по вопросам образования в прошлом и в этом году.
– Исходя из ваших данных, можно ли сказать, что сейчас в Москве в социальной сфере улучшилась ситуация?
– Конечно, у нас социальная сфера активно развивается. Например, перестраивается система оказания помощи в психоневрологических интернатах, в геронтологических центрах. Новые проекты, новые программы, которые запускает сегодня социальная защита, пользуются достаточной популярностью у населения. Поэтому количество обращений и сокращается.
– Вы уже затронули тему обращений по поводу СВО. Если в прошлом году было немало вопросов, касающихся мобилизации, то о чем сейчас эти обращения?
– В настоящее время каждое второе обращение по теме СВО поступает по непредоставлению в установленное время отпусков военнослужащим. Пишут жены, пишут матери, прошел уже срок, военнослужащему должны представить отпуск, а его не отпускают. Кстати, должна сказать, что эту тему в одном из своих выступлений затронул и президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, он отметил, что люди обязательно должны получать в установленные сроки тот отпуск, который им положен. Вместе с тем, в ответ мы получаем, что вопрос о предоставлении или непредоставлении отпуска решает командир части в зависимости от той ситуации, которая на сегодняшний день обозначена на поле сражения. Мы это понимаем, но, тем не менее, все-таки настаиваем, что ротация и отдых людям, конечно, необходимы.
Второй вопрос – это выплаты. Мы регулярно посещаем госпитали, где проходят лечение и реабилитацию военнослужащие, участники СВО. Казалось бы, должны быть вопросы о реабилитации, о технических средствах реабилитации, потому что есть ребята-ампутанты, однако, на первом месте все равно стоит вопрос в той или иной степени о положенных им выплатах.
У нас в городе сейчас работает центр поддержки участников СВО и членов их семей, как и во всех субъектах Российской Федерации, и мы заключили договор с центром, что один раз в месяц мы выезжаем в этот центр и ведем там прием. Люди, которые по разным причинам не получили удовлетворительного ответа, обратившись в этот центр, могут обратиться к уполномоченному. Как правило, это сложные обращения по поиску пропавших без вести, или, когда люди узнают, что их близкий и родной находится в плену. Наш федеральный уполномоченный Татьяна Николаевна Москалькова активно занимается темой обмена военнопленными. Мы в постоянной связи работаем с Татьяной Николаевной, отправляем ей соответствующие наши просьбы. Не было еще ни разу, чтобы мы не получили точный, четкий ответ по тому, какие предприняты действия для решения поставленной задачи. В наш адрес обратилось уже 70 родственников участников специальной военной операции. Найдено при активном участии федерального уполномоченного 26 человек, из плена возвращено 11 человек. По остальным заявкам мы продолжаем заниматься поиском, пишем письма в Минобороны, в части, где служили люди. Вот такая работа сегодня ведется нами по поддержке и работе с участниками СВО и членами их семей.
– Ведете ли вы взаимодействие с новыми регионами России, например, в части обмена опытом? Есть ли какие-то результаты этой работы?
– Конечно. Назначенные там уполномоченные по правам человека – очень активные люди. В Донецкой народной республике – это Дарья Морозова, которая принимает участие во всех наших мероприятиях, которые мы проводим на территории города Москвы, в Луганской народной республике – Виктория Сердюкова. Буквально недавно у нас было большое мероприятие, посвященное теме специальной военной операции. Мы обобщили весь наш опыт и пригласили коллег, Москву посетили уполномоченные из 36 субъектов Российской Федерации, в том числе и коллеги из ЛНР и ДНР. Более того, Москва – это город-побратим Луганска. Правительство Москвы оказывает определенную помощь в восстановлении разрушенной инфраструктуры, а мы, уполномоченные, взаимодействуем, обмениваемся информацией, в том числе по поиску пропавших военнослужащих. Кроме того, новые регионы выстраивают сейчас свою нормативно-правовую базу, обращаются к нам, чтобы узнать, как это работает в нашем регионе или по Центральному федеральному округу, с субъектами которого столица работает в единой команде.
– Ранее вы поднимали проблему с дискриминацией женщин, имеющих детей, при приеме на работу. Есть ли положительные подвижки в этом направлении?
– Знаете, эта тема постоянная. Трудно отметить четкую положительную тенденцию, для этого должен пройти серьезный мониторинг, но, тем не менее, в наш адрес продолжают поступать обращения от женщин, которые имеют двух-трех детей и хотели бы устроиться на ту работу, которую они для себя выбрали, но не могут. Работодатель пытается выбрать того человека, который не будет сидеть с детьми на больничном листе.
Однако, хочу отметить, что сегодня в нашем городе работает центр по трудоустройству. Если женщина туда обращается, то работник центра ведет ее до момента трудоустройства.
– Все чаще вместо мам в декретный отпуск уходят отцы. Как вам, в целом, такая тенденция?
– Это абсолютно нормальная тенденция. Люди, прежде, чем принять такое решение, взвешивают все "за" и "против", например, заработную плату и позицию на работе, которую занимают мама или папа. Считаю, что это абсолютно нормально, тем более, что сегодня очень большое внимание уделяется роли отца в семье. Неслучайно президентом Российской Федерации был введен новый праздничный день в нашей стране – День Отца. У нас при аппарате уполномоченного работает экспертный Совет отцов, который объединяет мужчин из всех округов города. Это активные мужчины, которые делятся опытом своего участия в семейных делах, в воспитании ребенка. Среди них есть те, кто уходит в декрет или делит его пополам со своей супругой. В мировой практике это, кстати, абсолютно признанная форма, в некоторых странах даже есть законы, которые требуют, чтобы 50% декретного отпуска с ребенком находился папа и 50% – мама.
– А были ли обращения от отцов в адрес уполномоченного, что им не предоставляли декретный отпуск?
– Нет, таких обращений не было.
– Какие СИЗО в этом году вы уже посетили? Много ли удалось решить проблем находящихся там людей?
– Посещение следственных изоляторов – моя постоянная работа. В этом году я была во всех следственных изоляторах столицы, в некоторых – по нескольку раз, и посещаю там совершенно разных людей. Как я говорила ранее, наибольшее количество обращений – по вопросам оказания или неоказания той медицинской помощи, в которой человек нуждается. В наших московских СИЗО работает 77-я медицинская часть, есть больница на территории "Матросской тишины", она обеспечена всем необходимым как с точки зрения медицинского оборудования, так и с точки зрения лекарственных препаратов. Но бывает иногда, что содержащемуся в СИЗО нужна помощь в одном из медицинских учреждений города Москвы, например, людям с онкологией, с сахарным диабетом, инвалидам. При моем прямом обращении в департамент здравоохранения мы имеем возможность ускорить процесс оказания плановой помощи такому человеку.
Есть люди, которые в силу разных обстоятельств в СИЗО объявляют голодовку. В таком случае я в обязательном порядке посещаю такого человека регулярно и пытаюсь отговорить от такого нанесения ущерба своему собственному здоровью, донести, что есть другие пути борьбы и другие пути решения вопросов.
– По каким-то громким делам вы подключались в этом году?
– Можно сказать, что по всем. Дарья Трепова, как пример, которая совершила террористический акт. Как только она была доставлена в следственный изолятор Лефортово, то, вне всякого сомнения, я отправилась туда, с ней беседовала, на условия содержания, питания, медицину ею не было высказано ни одного замечания. С точки зрения ведения ее уголовного дела – это другая история, и мы знаем, как она сегодня завершается. Также, из громких дел, я посещала американского подданного Эвана Гершковича и с точки зрения условий содержания, обращения с ним сотрудников следственного изолятора никаких замечаний высказано не было.
– Сохраняется ли в Москве проблема с переполненностью СИЗО?
– Еще около пяти месяцев назад перелимит в следственных изоляторах составлял свыше 22%. На сегодняшний день он составляет 5,9%, или 546 человек. Это значительное снижение, и работа в этом направлении ведется систематически, а у уполномоченного она находится на постоянном контроле.
– Сколько в Москве уже автозаков повышенной комфортности?
– Федеральной службе исполнения наказаний для следственных изоляторов города Москвы было поставлено 13 автозаков. Но сегодня нас волнуют и другие службы, в первую очередь МВД, которые тоже пользуются автозаками, хотя, конечно, они и оборудованы в полном соответствии с требованиями закона, но мы обращались к нашим коллегам в МВД с просьбой рассмотреть вопрос о поставке автозаков повышенной комфортности. Этот вопрос у них находится на контроле, и мы не оставляем надежды, что и в этом ведомстве позиция будет сдвигаться с мертвой точки.
– Когда вы планируете выступить с ежегодным отчетом перед Мосгордумой и мэром?
– Выступать я буду, как положено в соответствии с законом, не позднее трех месяцев нового года, скорее всего, в марте. Все обращения 2023 года мы закроем 31 декабря, а после рождественских каникул сразу приступим к формированию доклада, над отдельными позициями которого работаем уже сейчас.
– Какие акценты сделаете в своем докладе?
– Особые акценты всегда есть, и этот год не является исключением: это специальная военная операция, это все, что связано с поддержкой семей, детей, самих участников СВО, оказание им медицинской помощи. Эта тема будет звучать достаточно активно, потому что больше всего мы в этом году работали именно по этой проблематике.
Все другие вопросы, конечно, тоже имеют важное значение. Например, вопросы, связанные с жилищной политикой: мы будем делать акценты на том, что часто в строй вводится современное хорошее жилье, а социальная инфраструктура резко опаздывает. Люди обращаются в аппарат, что нет школы, не вступила в строй поликлиника, нет детского садика и так далее. Мы долго работаем с Молжаниновским районом, и благодаря тому, что мы работали по этой теме, когда особенно остро стоял вопрос, в этом году введены в строй новая прекрасная школа и новый, потрясающей красоты, комфорта и удобства детский садик. Но несмотря на это, мест все равно не хватает, поэтому Молжаниновский район мы не упускаем из вида.
Примерно такая же проблема сложилась в Новой Москве. Например, ко мне обратилась семья, которой предоставили место в школе в другом поселении, и нужно семь-восемь остановок ехать на транспорте – в условиях бывшей территории Московской области это не близкий путь для ребенка.
– Готовите ли какие-то инициативы или обращения на ближайшее время и 2024 год?
– Очень важно, что президент Российской Федерации определил, что следующий год будет годом семьи. Значит уполномоченный должен взять эту тему в проработку. При уполномоченном работают основной экспертный совет, молодежный экспертный совет, совет отцов, детский совет при уполномоченном по правам ребенка, который является членом нашего аппарата. Объявление следующего года годом семьи подвигло нас к тому, что мы спланировали создать совет семьи при уполномоченном. По нашей задумке, в совет семьи войдут разные семьи – это и семьи, воспитывающие детей-инвалидов, и обычные бюджетные семьи, у которых есть один-два ребенка, многодетные семьи, семьи, которые приняли в свою семью приемных детей, семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации. Мы будем работать над тем, чтобы внести в наше законодательство те предложения, которые будут поступать от наших экспертов. Например, сегодня есть очень серьезная поддержка многодетных семей от государства, достаточная поддержка семей, воспитывающих детей-инвалидов, а, например, обычные среднестатистические семьи не имеют никаких социальных выплат, но им иногда тоже бывает трудно. Поэтому, мне кажется, это требует внимательного изучения, и, возможно, мы выйдем с какими-то законодательными инициативами по этой теме.
Всегда у нас в приоритете дети-сироты. Хотела бы тоже обратить внимание на то, что дети-сироты, особенно те, кто окончили школу и обучаются в профтехучилище, получают выплаты от государства в размере 14 347 рублей и социальную стипендию в размере 928 рублей, при этом прожиточный минимум в Москве – 24 801 рубль. Вот как им прожить? Я думаю, что мы поработаем над тем, чтобы обратиться в правительство, к депутатам, чтобы те выплаты, которые получают дети-сироты, они не были ниже, чем прожиточный минимум в городе Москве. Также будет прорабатывать и ряд других инициатив.