“Рука сгнила”: тяжелобольную девушку вместо больницы отправили в колонию

“Рука сгнила”: тяжелобольную девушку вместо больницы отправили в колонию

141
https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/0/87/756425962315870.jpg

Из женского СИЗО № 6 Москвы отправили в далекую Удмуртию 18-летнюю девушку. Отправили спешно, до вступления приговора в законную силу и вопреки ее воле. «Не она первая, не она последняя», - скажет читатель и будет прав. Но! У девушки в буквальном смысле сохнет рука, ей грозит ампутация или того хуже - смерть от сепсиса. Именно поэтому столичной Департамент здравоохранения согласовал ей предварительное лечение и последующую сложную операцию.  Но вместо всего этого Полина сейчас или трясется где-то в «столыпинском» вагоне, или сидит на пересылке.

И это не показательная (у девушки «народная» 228 УК РФ), а обыденная жестокость. Тюремщикам ничего не стоило оставить ее в Москве, более того, именно это обещали они ее маме. Но то ли замотались, то ли просто так им было удобнее…

Во что превратилась ставшая обычной практика этапирования больных арестантов до вступления приговоров в законную силу – в материале  обозревателя «МК».

Эту историю стоит начать с рассказа о том, как Полина получила травму руки. Увы, все дело в наркотиках. Школьница с «друзьями» нашла закладку в мае 2022 года. Поделили. Приняла свою долю девочка дома, ночью.  А утром, когда мама пришла будить ее, нашла без сознания. На согнутой руке девочка пролежала много часов (это называется «синдром позиционного сдавливания»). По дороге в больницу врачи сказали маме: «Готовьтесь к худшему…  самостоятельное дыхание не восстанавливается». Но Полина выжила. 20 дней реанимации, острая почечная недостаточность и рука, распухшая до жутких размеров.  Руку в итоге сохранили, но разрезали вдоль и поперек (без этого никак не сходил отек - почки не работали).

Вообще в реанимацию Филатовской больницы тогда попали трое подростков, включая Полину, а также один совершеннолетний парень (он умер в итоге от передозировки). Поднялся шум, в столичной полиции потребовали серьезного разбирательства – как так могло получится, что в Москве подростки  травятся наркотиками?  Завели уголовное дело, и обвиняемой в нем стала Полина.  Двое других подростков сказали, что это якобы она предложили употребить. Возможно, так и есть: именно в ее белье нашли пакетик с веществом.  Сначала ей вменили хранение, а потом добавили сбыт.

После двух месяцев лечения Полину выписали домой на дальнейшую реабилитацию. И тут же суд взял ее под домашний арест. Пока шло следствие, Полина продолжала учится в школе, правда, дистанционно. Ей разрешали посещать больницу, где делали электрофорез и различные физиотерапевтические процедуры. Но  ситуацию это не исправило - кожа на руке периодически лопалась и конечность кровила, девушка испытывала боли. Врачи назначали ей дату и место операции  - 27 ноября 2023 года, больница им.Юдина.

А в октябре был приговор. Судья Лефортовского суда назначил Полине 6 лет колонии. Мама просила не брать дочь под стражу до апелляции, чтобы она могла сделать операцию и закончить одиннадцатый класс. Но увы, Фемида оказалась глуха.

В СИЗО № 6, куда привезли девушку, с рукой стало совсем плохо. Местные медики признали, что они ничем не могут помочь.

- Я послала запрос в Департамент здравоохранения, - говорит член ОНК Москвы (врач по профессии) Мария Ботова. - Они прислали ответ, что готовы провести хирургическое лечение. Назначили консультацию. Девушку вывезли на нее из СИЗО.  Там ей сказали — давайте еще проведем ЛФК и физиотерапию, а потом уже операцию. Но в условиях СИЗО такой возможности нет и быть не может. Медчасть изолятора не имеет право проводить реабилитационное лечение, а вывозить на него под конвоем не станут, поскольку это не жизненно важная процедура. Система таким образом работает, что создаются условия, в которых заключенному сложно реализовать право на здоровье. Со всех сторон (МВД, ФСИН, Минздрав) возникают препятствия. А девушка может руку потерять. Да что там –  есть угроза развития сепсиса.

Сейчас у дочери не разгибается левая рука, отсутствует чувствительность до локтя, не работают пальцы, кисть свисает, - говорит мать. - Диагноз входит в перечень заболеваний по постановлениям Правительства № 3 (препятствующих содержанию по стражей) и 54 (препятствующих отбыванию наказания). Адвокат и дочь (а ей только исполнилось 18) написали заявление на проведение медосвидетельствования. Ответа не последовало в течение месяца, хотя в Постановлении прописаны очень жесткие сроки. Потом заявили нам, что якобы не получали заявлений ни от нее, ни от адвоката. На повторные заявления и жалобы ответа и вовсе  нет. Начальник медико-санитарной части УФСИН, к которой я ходила на прием, сообщила, что планируется сделать операцию, а потом уже, на основании нового диагноза, проводить освидетельствование. Департамент здравоохранения дал добро на операцию в той же больнице им.Юдина в начале февраля. И тут я узнала, что ее вывезли этапом из Москвы в Удмуртию!   Зачем? И закон разве позволяет этапировать до вступления приговора в законную силу?

Не позволяет. В начале прошлого Конституционный суд даже признал право обжаловать в суд решения о переводе заключенных.  Но пока суд да дело, Полина будет в СИЗО Ижевска.

Меж тем в больнице им. Юдина все ждут Полину. Там готовы сдвинуть дату операции на начало марта. Но вернут ли девушку в Москву из далекой Удмуртии?  Прошу считать эту публикацию официальным обращением в ФСИН России.

Авторы: